Головна » 2012 » Октябрь » 19 » Театральная площадь (Феликс Кривин)
15:09
Театральная площадь (Феликс Кривин)

Бывает так, что котенка назовут Васькой, а потом переименуют в Мурку, потому что у котят мальчиков от девочек с первой попытки не отличишь. Детей между тем отличают с первой попытки, если у детей не отличить мальчика от девочки, это большая неприятность. 

Была в Киеве улица Жертв Революции. В честь кого она была названа? Сначала жертвами революции были помещики и капиталисты. Возможно, революция из чувства вины перед ними решила увековечить память о них в названии улицы. Но потом стали появляться все новые и новые жертвы революции. Хлеборобы, писатели, научные работники. Командиры и комиссары Красной Армии. Тут их расстреливают, а тут в их честь улицу называть?
Переименовали улицу Жертв в улицу Героев Революции. Теперь уже ничего не понять. Героев революции вроде бы всех уже расстреляли. Но теперь выясняется, что были они расстреляны не как жертвы, а как герои революции. Естественно было улицу переименовать. 

А Театральную площадь называют обычно в честь театра. При этом не имеет значения, маленький театр или большой, хороший или плохой. От него требуется одно: чтобы он стоял на Театральной площади, если, допустим, на площади стоит ресторан, это хорошо, это никому не мешает, но площадь Ресторанной не назовут, даже если в ресторан ходят больше, чем в театр и даже больше, чем к себе на работу. Как ни прискорбно это признать, в ресторан на нашей Театральной площади ходили больше, чем в театр, хотя в театре когда-то играл знаменитый артист Садовский, а посещал ли он ресторан, никому не запомнилось. Театр уважают, но меньше посещают, а ресторан посещают вовсю, но без всякого уважения.

Когда-то ресторан назывался "Корона" - с намеком на то, что его посещали коронованные особы. Но потом коронованных особ раскороновали и ресторан назвали "Верховина" - в честь высокогорных районов Карпат, чтобы любой человек, придя в ресторан, мог почувствовать себя на верху блаженства. 

Впрочем, посетители на это не отреагировали. Они ходили в "Верховину" так же охотно, как в "Корону" и допивались до вершины блаженства, особенно при наличии средств и хорошей компании. Правда, это были уже не те посетители. Прежние посетители, отпив своё, лежали на кладбище под названием Кальвария. Можно было, конечно кладбище переименовать, дать ему более понятное и современное название. Ну хотя бы кладбище Советское или тех же Жертв революции... Правда, с жертвами революции потом разбирайся.
— А мне нравится это название, — мечтательно сказала Пустыня.— Кальвария...Ты меня, пожалуйста,так называй. Пустыня Кальвария.
— Ну вот еще! Ты и без этого почти не живешь, так еще давать тебе название кладбища. 
— Интересно! — повысила голос Пустыня до голоса торговой площади. И что это за манера у вашего брата — считать, что только он живет-поживает, а остальные почти не живут. Еще неизвестно, кто живет больше. Я б тебе показала, как живут по-настоящему! 
— Ну и скандальная баба, — упрекнул я ее. — То-то с тобой никто не может ужиться. 
— С тобой сильно уживаются. Тогда почему ты здесь, а не там, откуда приехал? 
Действительно, почему я здесь, а не там? 

— Ты знаешь, что такое обстоятельства? 
— А что тут знать. Если кто-то стоит, это стоятельство, а если, допустим, об него треснуться, это уже обстоятельство. 

— Треснуться! Ну и жаргон. Но в общем-то она была права. Такое у нас было стоятельство, что об него постоянно все ударялись. 

Я сказал, что она права. Она просияла, как наша Театральная площадь, когда на ней не включают электричество. 

— А ты ничего, хороший. С тобой можно жить. 

Этого еще не хватало! Стоит женщине сказать, что она права, как она предъявляет права на твою свободу. 

Но пришло время, и переименовали Театральную площадь. И не потому, что население плохо ходило в театр, а потому, что нашлось более звучное, емкое, выразительное название. Такой выразительной площадь Хрущева не приходилось видеть еще вам. 

Вы заметили? Это уже стихи. Стоило Хрущеву оказаться наверху, как внизу появилась его площадь. Он только что покончил с культом личности, разыменовал все, что было связано с культом, — и вот уже первые ростки его преобразыменований. Приедет Хрущев, спросит: а где моя площадь? А ему - пожалуйста. Площадь Хрущева, бывшая Театральная. Вот это настоящий театр! Да, теперь жертвы революции уже умней, они знают, как себя с ней вести, чтоб не попасть под ее колеса. У революции столько колес, что только успевай уворачиваться. Но все колеса едут назад. И вот уже площадь Хрущева распереименовали в Театральную, ресторан "Верховина" в ресторан "Корона". А парикмахерскую тут же на площади - что с нее взять? Парикмахерская держалась в стороне от политических бурь, поэтому она как была осталась безымянной.


Феликс Кривин

  
 
 
Категорія: Закарпаття у дзеркалі літератури | Переглядів: 741 | Додав: Tetjana